Перейти к содержимому



не пикап форум


Гарантированно завести девушку
Правила форума


Мага Кентукский

Регистрация: 03 Май 2013
Offline Активность: Скрыто
*****

Мои темы

эмиграция

20 Октябрь 2016 - 22:00

ну как бы если посмотреть на происходящие последнее время в россии то у адекватному и здравомслящему человеку прийдет на ум одна простая мысль.

- падения уровня жизни населения , исчезновение среднего класса.

- совершенно неадекватный рост цен на все.

- введения свешено бессмылсеных налогов и сборов.

- общая пропагандистская истерия граничащая с шизофренией , называемая патриотизмом и духовными скрепами.

 

ну и на затравку, в германии приняли нормативно правовые акты в следствии которых с 2030 года на территори германии (считай всего евросоюза) будет запрещено производство и эксплуатация двигателей внутренего сгорания в автомобилях, а с 2018 года при проведения любы строительных работ или же строительстве зданий интегрировать в строение все необходимые элементы для зарядки электромобилей., в то время как министрерство экономического развития отчиталось в своем докладе о том что роста экономики ждать не стоит раньше 2035 года , и фактически ближайшите 20 лет россиию ждет еще большее падение уровня жизни.

 

вобщем предлагаю собирать здесь инфу по вопросу о том куда лучше валить и прочих мелочах связаных с эмиграцией в нормальные страны.


История проституции в России

12 Апрель 2016 - 02:37

 
История проституции в России
 
 
Древние русские летописцы не упоминают о существовании проституции в России как об отдельном проявлении общественной жизни, и надо думать, что ее и не было в первое время на Руси. Но это еще не говорит, конечно, за то, чтобы на Руси в древности не было разврата; он несомненно был у наших предков, но выражался не в виде проституции. Что разврат существовал в России, это видно уже из того, что Владимир Святой до своего крещения, как свидетельствуют летописцы имел целый гарем наложниц, которых можно было считать целыми сотнями. Итак разврат был, но не было продажи каждому желающему тела женщины ею самой для разврата за определенное денежное вознаграждение. Может быть отсутствие проституции в древней Руси лежало в том складе образа жизни, в котором находились в то время русские женщины. В то время боярыни постоянно сидели взаперти, в своих высоких теремах, окруженные дворней, и не только девицы, но и замужние женщины почти не встречались с мужчинами, даже на своих пирах и увеселениях, разве только в церкви, и таким образом проходила почти вся жизнь более знатных русских женщин, вначале, в девицах, под властью отца, а затем позднее под властью мужа. И жизнь эта протекала при суровой обстановке, где кулачная расправа бывала обычным явлением, а вследствие этого женщина апатично покорялась своей участи, проводя время в объедении и сне, трепетно благоговея перед грозной властью «самого».
 
Часто выданная за нелюбимого человека, страдавшая от его деспотизма и самодурства, женщина скоро делалась озлобленной, раздраженной и вечно недовольной всем окружающим, но будучи в такой суровой обстановке, о которой я выше упомянул, она редко имела возможность встретить какого либо другого мужчину из своей среды и полюбить его. Да и что могло выйти из этой любви, кроме еще более тяжелого ее положения во власти того же самого мужа; а потому она или одиноко влачила свою постылую жизнь, или заводила связь со слугой или кем-нибудь из дворовых мужчин. Мужья, в свою очередь, при таком браке бежали от немилых жен и удовлетворяли свою страсть на стороне в среде женщин, хотя и низкого, но свободного сословия, где безнравственность была широко распространена. Общественное мнение смотрело в то время очень снисходительно, если какой-нибудь боярин заводил на стороне связь с какой-либо вдовой или девицей не своего круга, этому не придавали никакого значения. Женщины не боярского круга были в большинстве случаев очень бедны и к тому же их общество всегда было доступно мужчинам; ввиду этого вполне понятно, почему богатые бояре и боярские сынки частенько захаживали к таким женщинам и там заводили интрижки.
 
Но никто столько горя не принес русским женщинам и так не развратничал, как Иоанн Грозный и его сподвижники. Учрежденная им для охраны его особы опричнина была, можно поло­жительно сказать, одной из главных виновниц начала публичного разврата. Часто эта вольница проделывала такие вещи, считая себя под покровительством самого царя, что кажется все это просто невероятным. Похитить каждую женщину, приглянувшу­юся кому-нибудь из них, изнасиловать невинную девушку,— это было для опричников делом самым обычным и история полна рассказами об этом. Александровская слобода, где жили в то время опричники, была одной сплошной клоакой всяких подобных безобразий. Ужасные, часто кровавые, оргии разврата являлись почти ежедневными событиями этой слободы и картины всех этих явлений носят почти сказочный характер. Сам же их грозный покровитель был едва ли лучше их всех, а скорее даже превзошел их в своих оргиях и разврате. Вот как описывает иностранный писатель Петрей этого нашего русского царя. «В блудных делах и сладострастиях,— говорит Петрей,— Иоанн Грозный переще­голял всех. Он часто насиловал самых знатных женщин и девиц, после чего отсылал их к мужьям и родителям. Если же какая-нибудь из этих женщин, хотя чем-нибудь давала заметить, что блудит с ним неохотно, то он, опозорив, отсылал ее домой и там приказывал повесить нагой над столом, за которым обедали ее родители или муж; последние не смели ни обедать, ни ужинать в другом месте, если не хотели распрощаться с жизнью таким же образом. Трупы висели до тех пор, пока мужья и родные по усиленному ходатайству и заступничеству не получали позволения похоронить их. Грозный всегда менялся любовницами со своим сыном Иваном и не боялся огласки всех его подобных дел».
 
В XVII веке патриарх Филарет обличал служилых людей в том, что они, отправляясь на отдаленную службу, часто закладывали жен своим товарищам и вместо про­центов предоставляли им право пользоваться своими заложенны­ми у них женами. Если должник не выкупал в срок своей супруги, то заимодавец продавал ее для блуда другому, другой третьему и т. д. О том, как торговали своими женами наши предки, дает понятие следующее описание: «Когда,— говорит Петрей,— бедные и мелкие дворяне или горожане придут в крайность и у них не будет денег, они бродят по всем закоулкам и смотрят, не найдется ли каких-нибудь богатых молодчиков и, предлагая им для блуда своих жен, берут с них по 2—3 талера, смотря по красоте и миловидности жены. Муж все время ходит за дверью и сторожит, чтобы никто не помешал им».
 
Во время Петра Великого вместе с началом наших торговых сношений с западноевропейскими государствами и в наше отечество стало проникать понятие о проституции, как о ремесле, и она начала распространяться между народом, понижая значительно нравственность во всех слоях общества. Европа в это время и сама не отличалась особенной нравственностью, и самый блестящий в то время двор Людовика XIV поражал каждого своим развратом. Начало проституции появилось, надо думать, от тех иностранцев, которые переселились в Россию, но не желали бросить своих приобретенных в отечестве порочных привычек, вследствие чего они завели по примеру своей родины проституцию и в России, а от них проституция проникла уже в русское общество. Не отличался нравственностью и самый двор Петра I, где придворные дамы распутничали с дьяками. По раскольничьим известиям «царевна Софья была блудницей и блудно жила с боярами, как и другая царевна, сестра ее; и бояре ходили к ним и ребят те царевны носили и душили и иных на дому кормили». Вообще нравственность в это время так пала в обществе, что даже и монашество не являлось примером добродетели и предавалось почти открыто возможным безнравственным порокам и разврату.
 
Насколько разврат свободно практиковался между высшим обществом тогдашней России, это достаточно ясно видно из тех похождений Петра Великого и его спутников, которые у них были в Германии и Париже. Начало появления разврата, конечно, надо считать прежде всего с Петербурга, так как там сосредоточивались иностранцы, а оттуда уже он перешел в Москву и другие города России. Итак, хотя проституция и разврат, во всех утонченных формах Запада, уже в это время существовали в России, тем не менее все это вовсе не было узаконено правительством, даже, напротив, пресле­довалось законами и целым рядом карательных мер. Так, в числе наказаний в XVII и XVIII веке было установлено присуждать женщину и ее соблазнителя, особенно если еще был при этом незаконный ребенок, к розгам, а если женщина не знала своего соблазнителя или не хотела его указать, то подвергалась тому же наказанию вдвойне, и за себя и за него, после чего преступников заключали в монастырь.
 
В 1743-м году в царствование Елизаветы Петровны было обращено особое внимание на уничтожение обычая париться в торговых банях мужчинам с женщинами и это запрещение было вновь подтверждено в 1760 и 1762 году. В это же царствование есть указание на существование одного публичного дома, который был устроен уже не тайно, а явно, наподобие современных домов терпимости.
 
Тем не менее проституция все увеличивалась и в царствование Екатерины II стала резко влиять на нравственность и здоровье народа. Число незаконнорожденных детей, подкидышей и детоубийств все увеличивалось, несмотря на карательные меры и законы против этого. Для возможного сокращения проституции и все увеличивающегося сифилиса, сенат постановил всех женщин, одержимых венерическими болезнями, забирать, излечивать и ссылать на поселение в Нерчинск.
 
Наряду с этим было узаконено лечить даром всех публичных женщин, заболевших сифилисом или венерическими болезнями. В Петербурге была отведена определенная местность для публичных домов, но кроме правильной организации проституции и ее надзора, смерть не дала возможности сделать это мудрой государыне. При ее преемниках, Павле 1 и Александре 1, проституция вновь подверглась гонению и при первом из этих государей было предписано всех публичных женщин ссылать в Иркутск на фабрики, вследствие чего 139 проституток, найденных в Москве, отправились в Сибирь. В царствование Николая 1 проституция была признана терпимой в России и подчинена врачебно – полицейскому надзору в половине девятнадцатого столетия.
 
В России можно встретить все виды проституции, которую мы видим у других народов, а именно: гостеприимную, религи­озную и гражданскую. Гостеприимная проституция особенно резко была наблюдаема в России во время крепостного права, когда помещики обыкновенно приглашали соседей, нередко устраивали целые оргии в честь гостей. Ввиду этого более состоятельные из дворян в своих имениях имели целые гаремы, то танцовщиц, а то просто дворни, которые и были всегда наготове угождать со­седям—гостям.
 
Проявлением религиозной проституции может служить наблюда­емое и поныне отправление обрядов в секте хлыстов, причем, как утверждают, хлысты ночью собираются в определенно установ­ленные дни в один какой-нибудь дом, где, преимущественно в подвальном этаже, женщины и мужчины в длинных белых рубахах начинают под влиянием религиозного экстаза хлестать себя (от­куда и слово «хлыст»), и, приходя все в большее и большее возбуждение, впадают в полное неистовство, кончая свальным грехом и кровосмешением, так как при этом уже не разбираются родственные и близкие лица. Гражданская проституция проявля­ется в России, как в виде явной зарегистрированной, которая, впрочем, не особенно многочисленна, так и в виде тайной, ко­личество которой, вероятно, так же как и в других государствах, и в ней громадно.
 
 
 
 
Проституция на рубеже веков
 
 
Прежде всего рассмотрим, каковы семейные особенности павших девушек, могли ли они в своей родной семьенайти ту необходимую нравственную, а подчас материальную поддержку, которая могла бы удержать их от падения в тот момент, когда они очутились на краю пропасти, когда перед ними распахнулись двери публичного дома. Тут приходится констатировать весьма грустный факт: оказывается что отец и мать в живых были только у 18 девушек из 100, 40 имели только одного из родителей и 27 были круглые сироты – ни отца, ни матери; остальные 15 если и имели кого-либо из родителей, то во всяком случае такого, от которого нельзя было ожидать помощи: так, у некоторых из них были матери-проститутки, у других родители были сосланы в Сибирь, у третьих — горькие пьяницы, эпилеп­тики и проч.
 
Оставляя в стороне упомянутых 27 девушек, бывших круглыми сиротами еще с раннего детства, мы остановимся на тех, которые имели обоих родителей (18) и затем на имевших одного из родителей (40). И тут наталкиваемся на грустное явление: для подавляющего большинства девушек обеих категорий морализующее влияние семьи было чистой фикцией,— эти девушки еще детьми 8—9 лет покинули родной кров, будучи отданы частью в ученье (бурнусные, белошвейные, ткацкие, золотошвейные, зонточные и т.п. заведения), причем большинство из них по 6—7 лет служили в качестве учениц, не получая ни одной копейки жалованья, частью же были отданы в услужение тоже с 9 – 10 лет (горничные, няни и т.п.), и тоже или ничего не получали, или же если и имели небольшой заработок, не свыше 2 руб. в месяц, то и тот забирался у них кем нибудь из их родных. Если обратить внимание на то,  сколько из этих девушек до поступления их в публичные дома уже были жертвами разврата, то оказывается, что только 23 девушки перешли туда из рядов тайной проституции, все же остальное количество, т.е. большинство (77), было вытянуто из среды свежего населения и обращено в проституток исключительно благодаря сложной и широко разветвленной системе капиталистической эксплуатации разврата.
 
Группируя тех же девушек пред поступлением в публичные дома по степени их материальной рбеспеченности, мы находим, что 73 из них находились в этот момент в крайне тяжелом положении,  потерявши прежний источник средств к жизни и не находя в течение довольно продолжительного времени нового заработка (причем многие девушки перед тем вышли из больниц, где им пришлось пролежать около полугода и, следовательно, истощить все свои сбережения). Только остальные 27 ушли в дом разврата, бросив сравнительно обеспеченную жизнь у родных или хорошо оплачиваемый труд; но и тут следует оговориться, что многие девушки этой категории сделались жертвами эксплуататоров разврата благодаря такого рода обстоятельствам, как тяжелые условия жизни у родных, преследования мачехи, желание уехать из того города, где стал известен факт их внебрачной связи с любимым человеком и т.п.
 
Не безынтересно остановиться еще и на том возрасте, по достижении которого девушки впервые попадают в дома терпи­мости; оказывается, что подавляющее большинство поступило в дома разврата имея 16 и 17 лет, т.е. в таком возрасте, когда сообразить все последствия своего шага они не имели возмож­ности.
 
Правила для содержательниц публичных домов, утвержденные  министром внутренних дел 28 июля 1861 г., параграф 54 гласит: «Женщина, находящяася в публичном доме, если пожелает обратиться к честной жизни, может, не заплатив долга хозяйке, оставить публичный дом, но не иначе, как доказав свое желание исправиться, пробыв положенное время в общине сестер милосердия или в другом подобном учреждении». Вот этим-то узаконением и злоупотребляют хозяева публичных домов. Если девушка захочет возвратиться на родину, ей, как проститутке, за которой необходим надзор в целях общественного здравия, не дают паспорта, а дают проституционную книжку, с которой, из одного стыда, девушка, желающая оставить это позорное ремесло, не может явиться домой. Для города Москвы единственным местом, пребывание в котором считается доказательствомисправления падшей девушки, а следовательно и позволяет оставить публичный дом – есть приют св. Магдалины. Кроме того, девушка может быть освобождена и в том случае, если она найдет такое лицо, которое даст поручительство пред врачебно – полицейским комитетом в том, что этот поручитель гарантирует для данной девушки своими средствами возможность ее существования без занятия проституцией; и, наконец, девушка может быть освобождена из публичного дома ее родителями. Если обратимся к действительности, то увидим, что этими средствами к освобождению могут воспользоваться только очень и очень немногие из желающих.
 
1.     Приют Св.Магдалины имеет только 30 мест и более этого числа принять девушек не может. Кроме того, здесь полагается 3-х летний срок пребывания, следовательно, каждая вакансия открывается не скоро.
 
2.     Найти себе какого-либо поручителя и этим путем освободиться из публичного дома девушка не может потому, что она завезена из другого, зачастую очень отдаленного, города, и в Москве не имеет ни родных, ни знакомых; последних она даже и приобрести почти не может, ибо ее никуда не выпускают иначе, как в сопровождении доверенного лица, да и то на самое короткое время. Искать же поручителей в среде обычных гостей публичных домов – неисполнимая надежда, которая если и осуществляется в очень редких случаях, то на условиях очень и очень низменного характера.
 
Казалось бы, девушка может написать своим родителям, чтобы они освободили ее отсюда, но такой способ освобождения противен самой девушке: как ни низко она пала, но все-таки она стыдится своего теперешнего положения и тщательно скрывает свой позор от своих родителей, родственников и знакомых. В ее сердце не угас луч надежды на лучшую долю, на возврат если не в свою семью, то по крайней мере в родной город и на переход к прежшей честной трудовой жизни. Но эта иллюзия освобождения теряет в глазах девушки всю свою привлекательность, если факт ее освобождения в то же время станет фактом оглашения ее позорной прошлой жизни. Сознавать, что окружающим известно ее тяжелое прошлое и, быть может, слышать попреки этим прошлым – это слишком дорогая цена освобождения. И действительно, в Москве таких случаев освобождения, где бы сама девушка обратилась с просьбой об этом к своим родным, не наблюдалось. Если и родители и являлись в публичный дом, чтобы освободить свою дочь, то это бывало лишь в тех случаях, когда они сами стороною узнают, куда она попала.
 
 
 
 
Прирожденные проститутки и совращаемые в проституцию
 
 
Исследования Мартино показали, что девушка, делающаяся проституткой, обыкновенно бывает развращена мужчиной ее же общества и положения и что «богатые платят уже за сорванные букеты». При этом лишение невинности обыкновенно имеет место в раннем возрасте.
 
Так, у Мартино, на 607 проституток дефлорация имела место от 5—20 лет в 487 случаях и лишь 120 — по наступлении 20-летнего возраста.
 
Заметим при этом, что Мартино не разделял истинных, прирожденных проституток от случайных.
 
Если же взять исключительно привычных проституток, то возраст их падения станет еще более ранним.
 
Тот же факт повторяется и у нас, и всюду, и доказывает лишь, что порочно предрасположенная девушка, к какому бы классу об­щества ни принадлежала, всегда, как только ее половая жизнь вступает в свои права, находит возможным пасть и затем уж более или менее постепенно перейти в состав деятельной проституции.
 
Если условия жизни данной местности препятствуют обращению к проституции, как это, например, бывает в отдаленных деревнях или маленьких городках, то девушка непременно стремится в большой центр: во Франции – в Париж, у нас – в Петербург, Москву, Ригу, Нижний Новгород.
 
В простом классе такой переход от семейной жизни к городской проституционной совершается с поразительной быстротой.
 
Девушка, почти всегда уже дефлорированная, занимавшаяся исключительно сельскими работами, ничего не видевшая, кроме своего села, является в город, обыкновенно нанимается «одной прислугой» в семейство или к одинокому, и через несколько месяцев уже переходит к хозяйке в притон или публичный дом.
 
Говорят, что в проституцию гонит бедную девушку безысходная нужда и неимение других средств для поддержки семейства. Это далеко не верно.
 
Спросите у любой из содержательниц публичного дома, часто ли просят их проститутки послать денег родным или даже соб­ственным детям, оставленным в деревне или отданным на вос­питание. Почти никогда. И так всюду, как во Франции, так и у нас.
 
Спросите, напротив, чего требуют тысячи работниц, направ­ляющиеся ежегодно не в города, а в степи юга для заработков. «Прежде всего,— говорят они нанимателям,— пошлите денег до­мой, в семьи, а мы вам отработаем». И безустанно работают они тяжелую, полевую работу 4—5 месяцев, ни копейки не тратя на себя, припасая весь заработок для дома. Вот наглядная разница.
 
Ошибочно думают также, что город с его жизнью исключительно играет роль развратителя того многочисленного прошлого женского населения, которое стекается в него из сел и деревень. Нет! Известная часть сельских девушек, порочно предрасположенных, дефлорированных уже на родине, является в большие города и представляет готовый материал для пополнения проституционного класса: «Я не могу работать тяжелую работу, не хочу быть служанкой, не хочу вернуться домой в деревню» - вот что говорят подобные девушки, требуя добровольно в врачебно – полицейском комитете внесения их в список проституток!
 
В средних и высших классах общества влияние семьи, окру­жающей среды, воспитания и умственного развития затемняют, нарушают и нередко совершенно нарушают подобный ход событий.
 
Форма проституции здесь обыкновенно бывает тайная. Как исключение, можно наблюдать женщину, вышедшую из среднего класса, в числе регламентированных проституток публичных домов.
 
Общественное положение и развитие обыкновенно дают подобной женщине возможность проявить свои порочные наклонности в иной форме, чем явная проституция вообще или в особенности пребывание в публичных домах.
 
И в девушке среднего класса прирожденная порочность выражается рано.
 
Крайняя лживость, притупленное чувство стыда, отвращение от занятий при ослабленном восприятии всех вообще этических понятий составляют основные черты нравственного облика прирожденно-порочных детей.
 
Все это резко и рано выражается и в данном случае.
 
Затем, ненормально раннее или крайне запоздавшее наступ­ление половой зрелости, с усиленным или подавленным половым чувством; крайняя порывистость желаний и стремлений при яв­лениях раздражительной слабости или апатическое отношение ко всему окружающему, при болезненно-развитом себялюбии... и два главнейших типа, из которых вырабатывается прирожденная про­ститутка, будут, при благоприятных обстоятельствах, постепенно выясняться все ярче и ярче.
 
Одна, более развитая умственно, нередко с природным час­тичным дарованием, лживая, бесстыдная, капризная, своевольная, болезненно кокетливая, влюбляющаяся с раннего детства и по­стоянно занятая тем внешним впечатлением, которое она произ­водит на мужчин.
 
Другая, умственно ограниченная, беспечная, себялюбивая и завистливая, равнодушно относящаяся к самому половому акту, но любящая всякого рода ухаживания.
 
Вот два типа порочно развитых, прирожденных, так сказать, проституток, резче обрисовывающихся в интеллигентном классе.
 
По поводу умственного развития женщин нельзя не обратить внимания на ложный вывод, который позволяют себе делать лица, совершенно незнакомые с основными законами развития проституции.
 
Образование, говорят они, развращает женщин, подготавливает из них материал для проституции.
 
В сущности, материал для проституции и прирожденной по­рочности всех родов прежде всего приготовляют порочные, бес­печные и, главным образом, невежественные родители.
 
Из этого материала, в силу прирожденной порочности, всего менее может явиться желающих приобрести основательное научное образование, требующее совершенно противоположных качеств.
 
Усидчивый труд, разумное, настойчивое преследование одной цели требуют развитую волю и напряженную энергию, которые, главным образом, отсутствуют у прирожденно порочных личностей.
 
Научное развитие, напротив, составляет самое лучшее средство для укрепления воли, расширения умственного кругозора и раз­вития этики, идущих в разрез с понятиями о проституции.
 
Эту истину осознал уже Овидий, говоря, что «разврат сопровождает ленность и бежит людей занятых».
 
Таким образом, настоящая проститутка родится порочно рас­положенной и, смотря по условиям жизни общества, воспитанию, среде, и т.п., проявляет свои наклонности ранее или позднее, резче или мягче, или даже не проявляет их вовсе, тем не менее всегда сохраняя крайнюю восприимчивость стать порочной.
 
Путем соответственного воспитания и методического совращения, конечно, можно из нормально одаренной девушки сделать проститутку. Но подобно тому, как прирожденно порочная девушка, при малейшем давлении в известном направлении, станет заправской проституткой, точно так же, совращенная воспитанием или примером,  женщина при малейшей возможности будет всячески стараться оставить неподходящее, тягостное для нее ремесло, будет постоянно стремиться выйти из состава проституции. И раз ей это удастся, она употребит все силы, чтобы не попасть вновь в омут ненавистного ей продажного разврата.
 
Вот почему из публичных домов попадаются иногда проститутки, делающиеся примерными женами, становящиеся в половом отношении более строгими, чем самые добродетельные женщины.
 
Протест будет еще энергичнее, если под напором несчастно сложившихся обстоятельств, путем обмана или насилия, нормально одаренная женщина, без предварительной подготовки, сразу будет поставлена в условия жизни привычной проститутки. Этим объясняются те исключительные случаи самоубийств в публичных домах, поджогов заведений, попыток к бегству и т.п.
 
И рядом с этими редкими исключениями ежедневно повторяются другого рода факты.
 
Проститутку выкупают из публичного дома, дают ей богатое содержание и при полной свободе действий требуют только одного – половой верности, сожительства с одним человеком, который ей физически не противен.
 
Проживет проститутка на свободе месяц, два, и вернется сама добровольно в публичный дом.
 
И это повторяется всюду, как в Париже, Женеве, так и в Петербурге, Москве, Риге.
 
Точно то же имеет место и относительно физического развития этого типа. Многие из проституток производят в общем впечатление миловидных, даже красивых женщин. Но при более вни­мательном разборе такой красивой, на первый взгляд, женщины, обыкновенно у нее оказывается множество физических недостат­ков. И лицевая часть развита в ущерб лобной, и ухо неправильно сформировано, небо седлообразно, и т. п. Подвергните ее еще более точному исследованию, и неправильности физического раз­вития большей частью окажутся еще значительнее: передне - задний размер черепа, а также и большой поперечный сравнительно малы; окружность головы тоже уменьшена; весь череп неправильно сфор­мирован.
 
Словом, совокупность всех найденных признаков несомненно укажет, в большинстве случаев, что данный субъект принадлежит к типу недоразвитых или вырождающихся.
 
Конечно, описывая подобный тип, никто не станет останавли­ваться на тех органах, которые развиты правильно, а будет главным образом указывать на недостатки развития, характеризующие опи­сываемый тип.
 
Существенный недостаток большинства характеристик занима­ющего нас порочного отклонения именно заключается в том, что нравственные недостатки описываются вперемежку с нормальны­ми проявлениями духовной жизни. В результате выходит смесь качеств и недостатков, в которой пропадают характерные черты данного типа, так резко и кратко очерченного еще римским законодателем. Проститутка — это женщина, отдающая себя явно, без выбора, за деньги.
 
Проституция существует и поддерживается именно этим последним элементом.
 
Не те женщины, которые случайно или насильно будут вов­лечены в проституцию, составляют ее основу.
 
Нет! Порочно одаренные женщины — вот ее основа и, вместе, неиссякаемый источник, из которого она постоянно черпает силы.
 
Именно этих женщин, и никаких других, надо иметь в виду, когда говорят о проститутках как определившемся элементе социального слоя.
 
Никакие другие женщины и не должны входить в состав проституции, кроме тех, которые добровольно избирают себе этот путь в силу своих порочных особенностей.
 
 
 
 
Торгующие телом
 
 
Доктор П. Обозненко дает следующую подробную таблицу 5 189 зарегистрированных им проституток ( весь личный состав поднадзорной проституции Петербурга за 1891, 1892 и 1893 г.г.)
 
 
Крестьянок
 
47,6%
 
Мещанок
 
30,1%
 
Солдаток и солдатских дочерей
 
7,3%
 
Иностранок
 
3,7%
 
Дворянок
 
0,8%
 
Купеческого звания
 
0,1%
 
Чиновниц
 
1,2%
 
Незаконных дочерей (никуда не приписанных)
 
1,6%
 
Из воспитательного дома
 
0,2%
 
Финляндок
 
2,3%
 
Духовного звания
 
0,2%
 
Потомственных гражданок
 
0,4%
 
Неизвестного звания
 
2,5%
 
У д-ра А. Федорова, который пользовался материалом с 1868 г. по 1899 год, приведены следующие абсолютные цифры:
 
 
Крестьянок
 
1 231
 
Мещанок
 
883
 
Солдатские жены и дочери
 
316
 
Из воспитательного дома
 
22
 
Финляндок
 
165
 
Иностранок
 
115
 
Купеческого звания
 
5
 
Всех привил. сословий
 
72
 
 
 
Вывод, следовательно, получается один и тот же. Материальные невзгоды влекут, главным образом, низшие классы к проституции. Подчеркиваю «материальные невзгоды», потому что, по моему искреннему убеждению, то, что говорят о подъеме нравственного уровня толпы, о духовном ее просвещении, внесет очень мало практических изменений в этом вопросе.
 
Этих девушек, главным образом, можно разделить на следующие категории:
 
1.     прислуга;
 
2.     ремесленницы: портнихи, белошвейки, корсетницы, цветочницы и других специальностей, кормящиеся вокруг капризов моды;
 
3.     фабричные работницы.
 
 
 
Если посмотреть на подробную таблицу прежних занятий зарегистрированных проституток Петербурга, то общий итог их можно подвести под 3 категории:
 
 
 
а) Прислуга:
 
Одной прислугой  36,5%
 
Прачки 7,0%
 
Горничные  5,0%
 
Кухарки   4,0%
 
Поденщицы  2,7%
 
Няньки  1,7%
 
Итого 56,9%
 
б) Мастерицы разных цехов:
 
Портнихи  9,0%
 
Белошвейки  4,0%
 
Чулочницы  1,6%
 
Башмачницы  1,3%
 
Шапочницы 1,1%
 
Галстучницы 0,7%
 
Корсетницы  0,7%
 
Модистки 0,1%
 
Итого 19,7%
 
в) Фабричные:
 
Бумагопрядильщицы  8,0%
 
Папиросницы 9,0%
 
Коробочницы 1,0%
 
Басонщицы   0,7%
 
Итого 18,7%
 
Представительницы этих трех категорий в сумме дают 95,3%. Таким образом, на все остальные профессии (продавщицы, си­делки, бонны, конторщицы и т. д.) остается всего-навсего 4,7%... С экономической теорией эти фактические данные находятся в полном соответствии, и точно так же ими разрушаются все басни о «врожденной проститутке».
 
 
 
 
Проституция в России
 
 
Если мы обратимся к нашему отечеству, то у нас в России публичные дома хотя и тайные, были уже в начале XVIII столетия, вскоре достигли своего процветания. Но борьба и преследование начались еще в половине XVII-го века. В начале XVII века проституток секли, а в половине столетия, ввиду сильного развития венерических заболеваний среди солдат, их разыскивали, лечили и ссылали. Уставом о благочинии 1782 года воспрещалось «дом свой или нанятый открыть днем или ночью всяким людям ради непотребства… и непотребством своим или иного искать пропитания».
 
И только в половине XIX века был впервые основан в Петер­бурге врачебно-полицейский комитет, и, таким образом, прости­туция стала терпимой и регламентированной, а затем и в неко­торых других городах, но Император Николай I совершенно за­претил проституцию, как профессию, законом.
 
До 1843 г. в столицах и во всей России надзор за проституцией находился в ведении полиции, причем, конечно, правильной ре­гистрации проституток не могло быть.
 
В 1843 г. в октябре месяце, вследствие быстрого распространения сифилиса, был высочайше утвержден и организован в Петербурге при медициском департаменте Министерства внутренних дел, в виде опыта, первый в России особый врачебно – полицейский комитет, существовавший до 1852 г. В этом году он был подчинен ведению Петербургского военного генерал – губернатора и только в 1856 г. получил свое окончательное устройство.
 
Число проституток, находившихся под медико-полицейским надзором в 1843 году, в Петербурге простиралось всего лишь до 400. В том же году, по открытии Комитета, под надзором его находилось уже около 900, а к 1 мая 1852 г. было 1075 женщин, из которых в домах терпимости было 884 и одиночек 191, домов терпимости было 152.
 
Число домов терпимости с 1854 г. по 1868 г. держалось почти в одной норме от 125 до 148; число всех женщин – от 1374 до 2409; в домах терпимости от 937 до 967 и одиночек от 407 до 1108. По статистическим данным за 1889 г., у нас за исключением княжества Финляндского, насчитывается 1216 домов терпимости с 7840 проститутками и 9763 проституток – одиночек. Следовательно, всего 17603 женщины занимались проституцией. И это только по официальным данным!
 
 
 
 
Проституция в период революции и в 20-е годы
 
 
Леча больных и стремясь предупредить новые заболева­ния, венерологические диспансеры разъясняют широким массам опасность случайных половых сношений, опасность половой связи с проституцией. На фабриках и заводах, в клубах молодежи, через стенную газету, в домах санитарного просвещения — всюду вы­ступают врачи с лекциями и беседами о том, как вести правильную половую жизнь. Врачи диспансеров изучают причины развития в стране венерических болезней. За минувшие со дня революции годы они собирали сведения у больных о том, кто заражает их венерическими болезнями. Вот, например, какие сведения получил один из московских диспансеров:
 
 
 
В Москве из 100 мужчин заража­лись венерически­ми заболеваниями
 
до 1918 г.
 
в 1924 г.
 
от проституток
 
53
 
32
 
от случайных женщин
 
31
 
23
 
от знакомых
 
14
 
34
 
от жен
 
2
 
10
 
 
 
Мы видим, что мужчины заражаются в 1924 году от проституток почти в 2 раза меньше. И это объясняется не тем, что проститутки раньше были все больны, а теперь стали здоровыми. Нет, это объясняется тем, что женщин, продающих себя за деньги, в наше (советское) время гораздо меньше, нежели было раньше. В годы советского строительства и работы женских организаций помогли тому, что на путь проституции женщина становится все реже и реже. Нужны особые причины, особая нужда, чтобы в трудовом государстве женщина превратилась в проститутку.
 
 
 
С улицы на производство
 
 
По материалам обследования 623 московских проституток, произведенного в 1924 году, видно, что 60% из них также пролетарского происхождения. Обследование, произведенное в Пскове, показало, что 85% проституток испытывают крайнюю нужду.
 
По сведениям Медицинского департамента, в 1900 году 83% всех проституток занимались проституцией только из-за крайней материальной нужды. Профессор Дубошинский приводит еще бо­лее убедительные данные о причинах, толкающих женщину к занятию проституцией. Из 601 проститутки, пожелавших указать причины своего падения, начали торговать телом из-за нужды 308 и в результате изнасилования — 152.
 
Статистикой установлено, что наибольший процент прости­туток происходит из бывшей домашней прислуги. Имеется мно­жество случаев, когда соблазненная своим хозяином или его сынками домработница потом безжалостно выбрасывалась на улицу и, не будучи в силах противостоять голоду и безработице, начинала торговать единственным, что у нее оставалось — своим телом.
 
Нередко бывает, что проституцией начинают заниматься крестьянские девушки, впервые попадающие в город. Приезжает девушка из деревни в чужой город, где ей даже не у кого остановиться. Попадает в ночлежку, сталкивается с преступным миром и постепенно, сама того не замечая, опускается на дно.
 
В фабрично-заводских центрах большое число проституток про­исходит из рабочей среды. Есть случаи, когда в наших условиях девушки-работницы под влиянием окружающей обстановки и не­редко из-за пьянства попадают в число жертв улицы.
 
При обследовании московских проституток в 1924 году уста­новлено, что пролетарский элемент среди них дифференцируется следующим образом:
 
 Бывшая прислуга
 
22%
 
Бывшие работники нар. питания
 
12%
 
Фабричные работницы
 
9%
 
Служащие магазинов
 
8%
 
Медперсонал
 
5%
 
Другие профессии
 
4%
 
Советская власть иначе поставила вопрос о борьбе с проституцией. За один только год – с 1924 по 1925 – по всему СССР (без автономных республик) органами милиции были выявлены и закрыты 2228 очагов проституции.
 
Но это, конечно, еще далеко не все. Проституция гнездится везде, и трудно еще сразу вырвать с корнем то, что насаждалось веками. Повсюду еще до сих пор сохранилось множество вертепов, где «из-под полы» идет торговля живым товаром. Несмотря на то, что все эти вертепы тщательно маскируются, все же они систематически выявляются, и в последнее время в одном только Ленинграде раскрыто и уничтожено много притонов.
 
 
 
 
На гребне «Сексуальной волны»
 
 
Несомненно, для человека с нормальной психикой жить раздвоенной жизнью, в двух диаметрально противоположных мирах очень трудно, почти невозможно. Вечный спутник представительниц «свободной» любви – страх. Они страшатся, что попадутся на связях с преступной средой, опасаются, что окружающие заинтересуются, на какие доходы живут; боятся, что дети когда-нибудь узнают, чем зарабатывают их мамы; опасаются быть ограбленными своими же, из своего круга.
 
От страха «бегут» по-разному. Начинают пить, употреблять наркотики, но довольно быстро совсем опускаются, оказываются в числе бродяг. Некоторые ударяются в мистику, верят в бога, гороскоп, платят большие деньги экстрасенсам. Люди в состо­янии страха опасны. Они ненавидят тех, у кого честь, досто­инство, совесть дороже любых больших денег. Растлеваясь сами, они стремятся сделать такими же и окружающих. Чаще всего их влиянию поддаются те, кто не успел созреть духовно — подростки.
 
Их можно разделить на несколько основных групп. Первая — это относительно немногочисленная группа материально обеспе­ченных «дам полусвета» (элитарные, «центровые», «шаровые»). Они, как правило, имеют сравнительно высокий образовательный уро­вень, приличную работу (или «справку», что работают), квартиру и сожительствуют с мужчинами определенного круга (в том числе и иностранцами) за высокую плату.
 
Вторую группу образуют молодые и обычно внешне привлекательные женщины, которые тщательно следят за собой. Они стремятся делать вид, что «живут красиво», «прожигают жизнь». Услуги этих женщин оплачиваются довольно щедро – они получают в среднем по 50 рублей с клиента. На первых порах многие из них работают, но рано или поздно начинают вести только праздный образ жизни. Клиентов начинают искать не только в ресторанах и компаниях, но и около гостиниц. Кончается же все для них сводником или панелью в буквальном смысле слова.
 
Третья категория проституток. Внешне они ведут благопристойный образ жизни, некоторые из них имеют семью, работают и числятся неплохими сотрудницами. Однако всегда готовы вы­ехать по «заказу» в любое место и обслужить клиента. Посредником в таких случаях выступает сутенер...
 
Есть и четвертая категория проституток — «вокзальные», скорее алкоголички, чем проститутки. Они отдаются за небольшую плату от 3 до 10 руб. или же за флакон одеколона (зубного эликсира). За «фунфырик» — так они называют эти флакончики. Их мир ограничен треугольником: вокзал, приемник, вендиспансер. Суте­неров они, конечно же, не интересуют, правда, иногда их «пасут» алкаши-бомжи, которые могут отобрать последний «фунфырик». На этой стадии нравственного падения происходит деградация личности; как правило, жизнь таких проституток заканчивается под каким-нибудь зa6opом.
 
В настоящее время на учете в органах внутренних дел страны женщин этой категории состоит чуть более 5000 человек, но, думается их гораздо больше, чем принято считать. По мере социальной деградации они прибегают ко все более криминальным способам поиска средств к существованию.
 
В 1987 году, например, зафиксировано 13526 правонарушений, связанных так или иначе с проституцией. Из них более 80% правонарушений — скупка и перепродажа вещей у иностранцев и лишь около 14% — проституция в «чистом» виде, не отягощенная сопутствующими преступлениями.